Романовы в сражениях в Восточной Пруссии

18 июля в посёлке Гаврилово состоялось открытие и освящение Памятного знака в честь спасения здесь 11 сентября 1914 года, в ходе Первой мировой войны, князей императорской крови Гавриила и Игоря Константиновичей – троюродных братьев императора Николая Второго.
В открытии и освящении памятного знака приняли участие глава администрации Строганова Н.А., Епископ Черняховский и Славский Николай, депутат Окружного Совета депутатов Даниелян С.К., директор МБУ «Культурно-досуговый центр» Акимов Г.В. и члены Багратионовского военно-исторического клуба.
Семья, созданная великим князем Константином Константиновичем и его супругой Елизаветой Маврикиевной, была не похожа на другие великокняжеские семьи. Прежде всего, крепостью супружеского союза. Нельзя обойти молчанием и огромное чадолюбие великокняжеской четы. Под покровом родительской любви родилось девять детей.
После объявления Германией войны России их сыновья — князья Гавриил и Игорь не могли остаться в стороне от происходящего и поступили в лейб-гвардии Гусарский полк. Они с первых дней войны оказались в составе конного корпуса Хана Нахичеванского, действовавшего на крайнем правом фланге 1-й Русской армии. Гавриил был вторым сыном великого князя Константина. Он был одним из первых детей императорской фамилии получившим титул князя крови императорской. Князь Игорь был самым юным представителем Дома Романовых на той войне, ему было только двадцать лет, когда он ушел на фронт.
Братья показали себя храбрыми воинами, способными на быстрые и нестандартные решения. Константиновичи приняли участие в тяжелейших сражениях, которые в итоге спасли 1-ю армию от окружения и дали ей возможность отойти за границу. Любопытно, что 11 сентября 1914 года лейб-гвардии Гусарский полк чуть ли не попал в окружение. С большим трудом ему удалось вырваться из него, пройдя по узкому болотистому коридору. Тогда чуть не погиб кн. Игорь. В одном из первых боев, эскадрон окружили немцы, оставалась одна дорога через топь, Игорь Константинович обходя эту топь, начал увязать и тонуть вместе со своей лошадью. Князь Гавриил Константинович успел вовремя вытащить брата.
Как вспоминал Князь Гавриил, их четвёртый эскадрон подходил к лесу, где по русским разведданным неприятеля не было. И вдруг раздался шквальный огонь. Гусары спешились и рассыпались в цепь. И тогда Князь Игорь, чтобы гусары не решили что началось отступление, вспомнив, как подбадривал солдат Суворов, стал кричать: «Заманивай! Заманивай!» – а за ним и Князь Гавриил. И это подействовало. Гусары двинулись вперед и скоро нашли свежие окопы, брошенные врагом. На следующий день эскадрон проследовал через Тракенен и Гумбиннен.
В начале апреля 1918 вместе с другими великими князьями императорской крови арестованный Князь Игорь был отправлен в Вятку. Ему предлагали бежать, использовав чужой паспорт. Однако на это князь ответил, что «он не сделал ничего худого перед Родиной и не считает возможным поэтому прибегать к подобным мерам». Так он стал одним из Алапаевских новомучеников и впоследствии канонизирован Русской Православной Церковью. Так именуются члены Дома Романовых и их верные слуги, принявшие мученическую кончину в Алапаевске в 1918 году, спустя сутки после расстрела в Екатеринбурге Царской Семьи. Самой значительной фигурой среди них была великая княгиня Елисавета Федоровна — родная старшая сестра императрицы Александры Федоровны, настоятельница основанной ею в Москве Марфо-Мариинской обители, преподобномученица, причисленная к лику святых в 1990 году. Также великий князь Сергей Михайлович — внук Николая I и сын великого князя Михаила Николаевича, и трое сыновей великого князя Константина Константиновича — князья императорской крови Иоанн, Константин и Игорь.
А вот князь Гавриил — единственный из Романовых, заключённых Петропавловской крепости, которого удалось спасти. Доктор, лечивший Гавриила от туберкулёза, сумел добиться распоряжения на освобождение пациента. Хотя за Романовых перед Лениным хлопотал Максим Горький и получил от него заверения в том, что князьям будет сохранена жизнь, остальные были расстреляны в ответ на убийство буржуазией Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Князь умер в Париже, не оставив потомства, в 1955 году.
Сегодня, что-то более о князьях Константиновичах, чем только их имена, известно немногим, но во многом память об их верности своему долгу и Отечеству заслуживает глубокого уважения потомков.

Наверх